Антикварный детектив 21 века: история коллекции Ильина

01.12.2014


Внимание! Данные статьи не содержат продаваемые лоты. Для покупки антиквариата воспользуйтесь каталогом.



Эта поразительная история произошла в конце минувшего столетия. В 1993-м году в приземистой хибарке на окраине провинциального Кировограда было обнаружено несметное количество ценнейших экземпляров древних и средневековых книг, уникальные произведений живописи и стародавние иконы, золотые и серебряные монеты, украшения, мебель, утварь, – одним словом, всего того, что представляет интерес для коллекционеров антиквариата. Эксперты назвали находку «крупнейшей коллекцией Европы»: по самым скромным и приблизительным оценкам, совокупная стоимость найденного составляет несколько сотен миллионов долларов США. Коллекцию выявили после смерти владельца: им оказался Александр Ильин – одинокий пенсионер, живший тихой незаметной жизнью. Нам удалось приоткрыть завесу тайны над этой несомненно выдающейся коллекцией и её обладателем.

Содержание коллекции Ильина

Полная опись коллекции Ильина содержит несколько десятков тысяч позиций. Например, одних только книг в «закромах» антиквара-отшельника нашли более 7 тысяч томов; из них 3,5 тысячи экземпляров, как заявляют эксперты, «сосставляют особую ценность, которую сложно выразить в денежных единицах». Во сколько можно оценить полное собрание фёдоровских «першодруков», многие из которых считались безвозвратно утерянными? Как определить стоимость манускриптов и фолиантов, возраст которых измеряется 3-5-ю веками?

Чтобы увезти всю коллекцию, СБУ понадобилось несколько грузовиков. С подворья вынесли несколько вёдер, наполненных античными монетами из драгметаллов, полотна известных живописцев, множество икон и прочее, прочее, прочее. Книги и иконы, не церемонясь, сваливали в обычные деревянные ящики, затем их грузили и увозили в госхран. Антикварные изделия из металлов взвешивали на грубых весах, установив при этом, что серебряных предметов в коллекции содержится более 200 килограммов. Этот пример наглядно иллюстрирует, что отношение к коллекции было поверхностным и далеко непрофессиональным. Сейчас можно только предполагать, сколько предметов было похищено и безнадёжно повреждено. Впрочем, разграбление коллекции Ильина началось сразу же после его смерти.

«На свет божий»

На одной улице с подпольным коллекционером проживали его племянник и племянница – именно благодаря им собрание Ильина было обнаружено. Получив после смерти родственника доступ к несметным сокровищам и не осознавая истинной ценности коллекции, племянники начали сбывать антикварные книги. Увидев редчайшие экземпляры, один из букинистов испугался возможной ответственности и поставил в известность спецслужбы, нагрянувшие в дом Александра Ильина. Невиданная по размахам спецоперация потрясла воображение соседей коллекционера: несколько прилегающих улиц были блокированы автоматчиками; окруженный дом взломали и тщательно обыскивали несколько дней. Часть коллекции была извлечена из подвала и дома, другую часть нашли в небольшой пристройке за горой макулатуры. Представители силовых структур вскрывали полы, долбили стены и обыскивали каждый квадратный метр участка. Всех беспокоил вопрос: как в доме обычного человека, работавшего обычным контролёром-электриком и прожившего в провинции около полувека, могли появиться такие богатства?

Образование коллекции

Гипотез образования коллекции Ильина несколько. Некоторые из них откровенно фантастичны и относятся к теории заговоров, некоторые более-менее правдоподобны, но неправдивы. По мотивам жизни Ильина было снято множество телепередач и даже один остросюжетный сериал («Синдром Дракона»). К сожалению, все эти исследования носят поверхностный характер и поэтому не заслуживают серьёзного отношения.

Наиболее трезвая и правдоподобная история такова. Мать коллекционера, дворянка из знатной русской семьи Римских-Корсаковых, унаследовала несколько антикварных предметов, передававшихся от поколения к поколению. Женщине удалось избежать реквизиции в буреломные революционные годы. Судьба сложилась более-менее счастливо: дама вышла замуж за сметливого и порядочного рабочего, не лишенного к тому же чувства прекрасного. Проникшись духом старины, супруг дворянки принял активное участие в приумножении коллекции. Из частых командировок отец будущего коллекционера привозил эмали и иконы, но главной семейной страстью стали книги. Многие из них нуждались в реставрации, и мужская половина семьи овладела этой профессией, со временем доведя реставраторские навыки до совершенства.

Неудивительно, что воспитывавшийся в духе любви к старине Саша Ильин впитал трепетное отношение к коллекции. Она заменила ему всё, в том числе и любовь. Александр жил двойной жизнью: внешне он казался обычным человеком, но внутри был истовым коллекционером, экспертом, оценщиком и реставратором в одном лице.

Жизнь коллекционера

Жизнь коллекционера изобиловала сложными кульбитами. Повзрослев, Александр поступил в Московский Торфяной Институт, но тут грянула война и с учёбой пришлось временно расстаться. Через знакомых Ильин знакомится с высокопоставленным медицинским чиновником, также коллекционировавшим предметы старины. В обмен на один из томов Александр получает «белый билет», послуживший освобождением от отправки на фронт.

В 44-м подпольный реставратор вляпывается в некрасивую историю – ограбление склада продовольствия. По законам военного времени Александру полагался расстрел, однако провидение было милостиво к Ильину – вместо расстрела 24-летний юноша получил 3 года тюрьмы. Впрочем, на этом везение не закончилось: спустя три месяца Ильина освободили. Некоторые знакомые коллекционера предполагают, что парень получил свободу в обмен на негласное сотрудничество с НКВД, но так ли это на самом деле, сейчас уже никто не знает. Но факт остаётся фактом: Ильину удалось немыслимое – приумножить коллекцию, сохранив втайне сам факт её существования. В те времена это было чрезвычайно сложно.

Лавровский реставратор

В 1945-м Ильин устраивается на работу в Киево-Печерскую Лавру, где занимается реставрацией икон. Монахи не могли нарадоваться трудолюбивому, непьющему и скромному молодому человеку, не требовавшему за работу никаких денег. Втершись в доверие к священнослужителям, Ильин получил практически неограниченный доступ к библиотекам Лавры. Как рассказывал Ильин одному из своих знакомых, монахи сами уговаривали реставратора забрать как можно больше фолиантов, «дабы они не попали в руки антихристов». Воспользовавшись карт-бланшем, Александр тайно вывез из Лавры множество древней церковной утвари, старых книг и икон.

Старая жизнь по-новому

Коллекция становилась всё объемнее; соответственно, хранить её было всё сложнее и сложнее. Из-за этого в определенный момент времени Ильин решил удалиться подальше от любопытных глаз и ушей, обосновавшись в украинском Кировограде. Там он устраивается на работу рядовым электриком и продолжает вести двойную жизнь.

Ильин ничем не привлекал к себе внимания – обычный серый и необщительный человек. У него не было ни друзей, ни семьи. Всё своё свободное время коллекционер проводил у себя в доме, работая над реставрацией старинных изданий. Тем не менее, Ильину удалось наладить деловые отношения с администрацией нескольких музеев, готовых за определенную мзду передать некоторые экземпляры. Денег на пополнение коллекции мастер не жалел: жил он очень экономно, можно даже сказать скаредно, зато при покупке антиквариата никогда не скупился. Очевидцы утверждают, что Ильин всегда носил с собою туго набитое крупными банкнотами портмоне: коллекционер жил в ожидании новых приобретений, и такие надежды часто оправдывались.

Со временем Александр раскошелился на старый немецкий мотоцикл, на котором колесил по городам и весям в поисках антиквариата. Работа контролёра-электрика предполагала посещение домов в удалённых деревнях, богатых на антикварную добычу. Где – за так, а где – за пятак Ильин добывал раритетные книги и иконы, затем это всё реставрировал и складывал в тайный схрон.

Незавидная участь

Со временем любовь к антиквариату переросла в болезненную страсть, заставившую Ильина стать хранителем-изгоем, добровольно отрекшимся от семейного очага, материальных благ и обычных человеческих радостей. Последние свои дни коллекционер провёл в ужаснейшем беспокойстве за судьбу бесценного собрания. Он никому не мог доверить заботу о коллекции, за исключением Эрмитажа. Ильин начал составлять нечто вроде дарственных реестров, однако смерть внесла в эти планы собственные коррективы.

Некоторое время факт обнаружения коллекции пытались замолчать. Возможно, если б не вмешательство прессы, большая часть находок была бы безвозвратно похищена или присвоена власть имущими. Громкий резонанс этого дела привлёк внимание и последующую национализацию. Выяснив, что Ильин никогда не регистрировал собранную коллекцию и её де-юре не существует, украинские власти сочли возможным изъять антиквариат. В настоящее время коллекция находится частично в музеях, частично в библиотеках. Дальние родственники Ильина чувствуют себя обманутыми и обделёнными, однако судебных тяжб не затевают.
Реставратор скончался, ни оставив ни наследников, ни наследства. Более того, из-за хранения в неподобающих условиях некоторые предметы старины были повреждены настолько сильно, что восстановить их стало попросту невозможно. Такая вот ирония жизни: тот, кто больше других был озадачен сохранением раритетов, невольно приложил руку к их уничтожению…

Ильину не нужны ни чьё-то сочувствие, ни уж тем более жалость. Этот человек не нуждался в них при жизни, а теперь не нуждается и подавно. Реставратору-коллекционеру повезло прожить яркую, сложную и насыщенную жизнь в окружении любимых предметов и любимого дела. Несомненно, как и все увлечённые люди, Ильин был по-своему счастлив, и неправы все, кто утверждает обратное. Жалеть? Сочувствовать? Ни в коем случае! Ильину можно только позавидовать тихой незлобивой завистью.