Антикварные иконы: прошлое и настоящее

17.12.2014


Внимание! Данные статьи не содержат продаваемые лоты. Для покупки антиквариата воспользуйтесь каталогом.



Небезызвестный российский коллекционер Игорь Борков в одном интервью озвучил такую статистику: на 100 икон 19-го века приходится одна 18; на 100 икон 18-го века – одна 17-го века, и так далее. Суть высказывания заключалась в следующем: число сохранившихся средневековых и древних икон стремительно уменьшается, поэтому чем старше произведение, тем сложнее его найти и заполучить. Однако ценность икон осознавали не все, не всегда и не везде. Предлагаем вашему вниманию краткую историю становления иконной антикварии в России.

 

Становление

Собирательство икон как некоммерческое хобби зародилось в России примерно в 19-м веке. Как ни странно, но первыми коллекционерами были не духовенство, а дворяне и интеллигенция. В то время людей, увлекавшимися предметами старины, раритетами и артефактами называли «палеологами», что в переводе с древнегреческого означает «древняя речь» или «древнее слово». До наших дней дошли упоминания об антикварах того времени, обладавших огромным количеством ценных во всех смыслах этого слова произведений. Среди этих людей особого внимания заслуживают этнограф-фольклорист (и разумеется, палеолог) Иван Петрович Сахаров (1807-1863), искусствовед и археолог Иван Михайлович Снегирев (1793-1864), поэт-славянофил Степан Петрович Шевырев (1806-1864). В том, что человечество открыло для себя удивительнейший и богатейший мир иконописи, заключается немалая заслуга этих людей. Однако научное познание икон началось несколько позднее, когда несколько ряд русских учёных (Буслаева, Айналова, Кирпичникова и др.) занялись изучением и систематизацией иконописных произведений.

 

Развитие

Досоветский период. Первые иконологи акцентировали внимание на массово распространённых образах, возраст которых редко превышал 2-3 века. Исследовательский прорыв произошёл в начале 20-го века, когда несколько реставраторов отважились удалить с нескольких стародавних икон слой олифы и копоти. Едва различимые тёмные образы заиграли по-новому, позволив палеологам вникнуть в суть артефактов, проникнуться их красотой и глубиной. Только после этого в России вспыхнула «коллекционерская лихорадка»: собирательством икон занялись тысячи людей, нередко имевших весьма скудные познания о технике иконописи, вследствие чего не умевших составить трезвое суждение о ценности того или иного образа.

Довоенный советский период. С приходом советской власти тяга к коллекционированию икон заметно поутихла – это занятие стало непопулярным из-за идеологической подоплёки. Нетерпимые к религиозным проявлениям послереволюционные годы были трагичными и для церкви, и для иконописцев, и для коллекционеров: этих людей подвергали остракизму и преследованиям. Агрессивный атеизм привёл к невосполнимым потерям: многовековые иконы уничтожались в немыслимых количествах, – именно в эти годы были навсегда утрачены уникальнейшие экземпляры. Яркой иллюстрацией уничтожения икон может служить эпизод, рассказанный вышеупомянутым коллекционером Борковым: однажды при посещении деревни в российской глубинке жительница предложила ему «сундук икон». Как выяснилось, речь шла не о сундуке, наполненном образами, а о ящике, сколоченном из икон 18-го века. Поскольку запретный плод сладок, постреволюционный период послужил предпосылкой для формирования довольно серьезных коллекций. Примечательно, что коллекционеры, реставраторы и антиквары поддерживали деловые отношения, но происходило это тайно – никто не рисковал афишировать своё увлечение иконами.

Война и послевоенное время. Вторая мировая война поставила коллекционирование икон на длительную паузу. Разумеется, некоторые антиквары проявляли деловую активность, но это были единицы. Как и в предыдущий, в военный период множество икон было уничтожено или вывезено из России.

В послевоенный период, вплоть до 90-х, гонения на церковь продолжались, однако отношения к древним иконам изменилось. Государство перестало расценивать их в сугубо негативном контексте и узком культовом значении: наконец-то иконы начали рассматривать как исторические артефакты и произведения искусства, имеющие солидную художественную ценность. Но мы опоздали – западные антиквары поняли ценность икон гораздо раньше и воспользовались своим преимуществом во времени. Антикварные образа утекали из России чудовищно быстро: их продавали, обменивали за бесценок или просто дарили. Так продолжалось до тех пор, пока государство не ввело специальные меры, запрещавшие вывоз икон, имевших художественную или историческую ценность. Карательные методы принесли некоторые позитивные плоды, однако не смогли полностью перекрыть экспорт: контрабанда икон процветает и по сей день.

 

Иконный антиквариат наших дней

 

Современные коллекционеры икон не подвергаются остракизму и репрессиям; тем не менее, проблем в данном направлении антиквариата хватает. Во-первых, возникают сложности с охраной и реставрацией собранных коллекций. во-вторых, ниша заполнена так называемыми «новоделами» – изделиями, искусно имитирующими древние иконы.

Нельзя утверждать, что собирательство икон – сугубо российское явление, поскольку русская православная иконопись пользуется популярностью и в среде западных антикваров. Тем не менее, в России относятся к иконам по-особенному трепетно: между коллекционером и его коллекцией существует тонкая духовная связь, характеризуемую некоторыми владельцами как нечто сакральное. Кроме того, примерно в 90-е годы возвратилась так называемая мода на иконы: держать на видном месте церковные образа снова стало чем-то вроде хорошего тона.

Несмотря на изученность, в искусстве церковной живописи и в иконном антиквариате еще рано ставить точку. Вероятнее всего, в этом направлении будет сделано ещё множество удивительных открытий: наверняка где-то в российских деревнях сохранились множество древних образов, дожидающихся настоящих ценителей.